Злой и страшный Дед Мороз

19

В былые времена Деда Мороза дети не только любили, но и боялись, ведь выглядел он о-о-о-чень страшно. Больше похож на приведение ))). До наших дней дошли жуткие фотографии из XIX-XX вв., на которых изображены мрачные силуэты. В то суровое время была весьма распространена клаусофобия - патологическая боязнь Деда Мороза. Глядя на эти старые, зловещие фотографии, становится понятно почему. Сложно представить реакции современных детей, если вдруг к ним на утренник или в гости заявится нечто подобное…

Загадки египетского Сфинкса

jbe4ISsh4Epz3s-663x487

По мнению многих исследований, египетский Сфинкс скрывает даже больше загадок чем Великие пирамиды. Никто достоверно не знает когда и для каких целей была построена эта гигантская скульптура…

Любвеобильная Екатерина

page

- Заговор раскрыт! Мы погибли! – с таким возгласом княгиня Воронцова-Дашкова ворвалась в спальню Екатерины и застыла на пороге. Императрица стирала в лоханке свои кружевные манжеты.
– Государыня, что вы делаете?!
– Не видишь, я стираю. Что тебя удивляет? Меня же готовили не в русские императрицы, а, дай бог, в жены какого-нибудь немецкого князька. Потому и стирать учили, и варить…

Игра мудрецов

bargue_chess

В отличие от статистики, которая, как известно, «знает всё», история знает многое, но не всё. Возникновение шахмат является подтверждением сказанного. Ни эпос, ни литература первых столетий новой эры, ни легенды о шахматах, получившие распространение в средние века, не являются достоверными источниками сведений. Но, впрочем, стоит привести самое древнее из известных преданий об «игре мудрецов»...

Желтая пресса викторианской эпохи

clip_image001

Во времена Виктории Регины даже самые банальные криминальные сводки умели подавать с элегантностью, шармом и захватывающим драматизмом…

Иван Тургенев и Полина Виардо: “Больше, чем любовь"

Pauline_Viardot

Для писателя Ивана Тургенева роковой женщиной стала певица Полина Виардо - «сажа да кости», как её за глаза называли в светском обществе. Именно она стала прототипом Консуэло в одноимённом романе Жорж Санд. За Полиной Тургенев следовал всю свою жизнь. Ради неё он оставил Родину, родных, друзей. Лев Толстой писал об этой в чём-то даже болезненной любви: «Он жалок ужасно. Страдает морально так, как может страдать только человек с его воображением», «Никогда не думал, что он способен так сильно любить...»…